yablokov.jpg

О ситуации в стране, отрасли и компании Юрий Сергеевич Яблоков побеседовал с ивановским изданием "1000 экземпляров".

- Кризис есть или это досадные недоразумения из-за коронавируса?

- Досадным недоразумением происходящее трудно назвать, коронавирус – это серьёзная проблема. Когда первый раз была объявлена недельная остановка, я очень серьёзно напрягся: складывалось ощущение, что неадекватные меры по борьбе с инфекцией нанесут экономике больший ущерб, чем сам коронавирус. Было ощущение, что власть не понимает происходящего и своими действиями убьёт экономику. Потом успокоился, когда начали принимать более-менее адекватные меры, разрешили отдельным компаниям работать. Самое главное – производствам.

Несомненно, ущерб экономике будет серьёзнейший – десятки процентов падения, а для многих компаний – это смерть. Очевидно, что на улице окажется большое число безработных. Надеюсь, до глобального коллапса и стрельбы на улицах не дойдёт.

- Чем этот кризис отличается от предыдущих?

- Пока можно говорить предварительно. Власть начала активно вмешиваться в процессы где-то с 25 марта и, мне кажется, сейчас она действует более адекватно, чем во время кризиса 2008 года. Тогда Кудрин говорил, что это чуть ли не полезно, что сильные компании легко переживут кризис, а слабые так и так умрут. Но тогда плохо себя чувствовали и умирали высокотехнологичные компании, остальные пережили неприятности легко. Правительство дало денег банкам, те купили долларов и на этом всё закончилось. Тогда бизнесу сказали: ребята, отвалите и плывите, как хотите, мы ни при чём. В 2014 году действия властей были более разумны. Сейчас власти ещё более адекватны, как мне кажется, но как дальше пойдёт – посмотрим.

Для «Нордтекса» главное различие кризисов в том, что в 2008 году у нас был колоссальный кредитный портфель, который нас чуть не разорил. Главная проблема была в физической невозможности производства из-за отсутствия денег, мы стояли не из-за отсутствия заказов. Сейчас ситуация принципиально другая, особенных финансовых проблем у нас больше нет. Но многим запретили работать.

Лёгкой промышленности повезло, что она очень полезна в рамках борьбы с коронавирусом: маски, спецодежда, обеспечение больниц…

- Вы сориентировались, начав производить маски и костюмы?

- Производим костюмы, правда они не сертифицированы для нынешней антивирусной ситуации, но мы над этим работаем. Отмечу, что у нас уже успешно развивалось направление спецодежды и тканей для неё, поэтому мы всегда готовы к выводу на рынок новых видов ассортимента. Кроме того, мы сейчас начинаем выпускать медицинские маски.

- Сейчас модно говорить о диджитализации. Вы сегодня думаете об этом, или некогда, надо пожары гасить?

- Это направление точно будет развиваться и кризис, безусловно, дал толчок онлайн-торговле, но процесс это медленный. В марте, когда всё только началось, было ощущение, что и интернет-торговля рухнула, потом она вернулась на старые объёмы и сейчас даже превышает их. Но с учётом падения всего остального, даже при двукратном увеличении объёма – это не будет ростом.

- Государство ввело единого оператора по торговле марлевыми масками. Насколько это правильно и рыночно?

- Они его как ввели, так и обратно отменили. Это было уже второе постановление, отменяющее предыдущее. Мы эту тему ещё обсудить не успели, а государство своё решение отменило, любые мои рассуждения уже не актуальны. Идея была понятна: не допустить стремительного роста цен на маски. Да, они стали бы дешевле, но их стало бы меньше. Когда ввели постановление, профессиональное сообщество говорило о неадекватности, начало что-то придумывать, но – бац – выходит новое постановление и всё отменяет. Предполагаю, что это позиция Минпромторга, транслирующего, что сейчас нельзя ограничивать цены на дефицитные позиции, это приведёт к исчезновению товара с рынка.

- Воспользуется ли «Нордтекс» налоговыми каникулами и льготными кредитами?

- Предложенные меры касаются в основном малого и среднего бизнеса, в который мы ни по выручке, ни по количеству сотрудников не попадаем, поэтому пока воспользоваться не сможем. Но правительство, предлагая конкретные меры, готово слушать и слышать бизнес, говорящий об эффективности, и придумывает какие-то новые меры. Сейчас говорят о льготных кредитах системообразующим предприятиям – если эти меры примут, а нас сочтут системообразующими, будем пытаться получить.

- Как вы видите перспективы текстильной отрасли в России?

- Во время кризиса, мне кажется, выиграют компании, производящие продукцию, необходимую для борьбы с инфекцией – у них ситуация будет удовлетворительной. Не ожидаю здесь глобальных доходов – задача в том, чтобы пережить это время и остаться эффективным. Компании, не имеющие отношения к этой борьбе, работающие с домашним текстилем – им будет сложнее. И рад, что «Нордтекс» диверсифицирован и направления, которые провалятся сильно, будут поддержаны рентабельными. Поэтому смотрю в будущее со сдержанным оптимизмом: проживём, наверное, и эту историю.

Не думаю, что лёгкая промышленность рухнет или развалится – не первый и не второй кризис, компании стали гибче, более готовы к экстремальным изменениям.

Беседовал Алексей Машкевич